НА МЕСТЕ ГВАРДИСА МОГ ОКАЗАТЬСЯ КАЖДЫЙ

Интервью «Спорт-Экспрессу» в знак протеста против дисквалификации до конца первого круга коллег — судейской бригады, обслуживавшей матч 5-го тура «Локомотив» — «Зенит», во время которого петербуржцы нарушили лимит на легионеров.

— Не жалеете, что приняли такое решение?

— Нисколько. Я всегда стараюсь поступать по-мужски — так, как подсказывает совесть. Если у тебя есть мнение, нужно им руководствоваться. Тем более что в ситуации, в которой оказались Александр Гвардис и мои друзья и помощники Андрей Малородов и Владислав Ходеев (двое последних обычно работали в судейской бригаде Егорова. — Прим. «СЭ»), мог оказаться любой арбитр премьер-лиги. Знаю, многие поддержали меня. Есть, правда, и те, кто хочет преподнести мой поступок как негативный. Но для меня здесь все предельно ясно: уверен, что поступил правильно.

— И какие теперь перспективы?

— Не знаю. Как обещал, до конца первого круга — пока продолжается дисквалификация коллег — судить не буду. Что станет дальше, покажет время. Но, думаю, будет интересно.

— Что вы имеете в виду?

— Знаю кое-что, но не стану пока предавать это огласке. Доживем до конца первого круга.

— Нет ощущения, что вас могут оставить вне судейства и после завершения первой половины чемпионата — в отместку за ваш поступок?

— Если так произойдет, буду точно знать: эти люди слабее меня, раз таким образом пытаются свести со мной счеты. Бояться надо не того, кто говорит в глаза, а того, кто делает это за спиной.

— Вы приняли решение сразу после дисквалификации бригады Гвардиса?

— Да, не колеблясь.

— Ходят разговоры о возможной смене руководства КФА. Они имеют под собой основание?

— Вы же понимаете, что сейчас я редко звоню в КФА, мало общаюсь с руководством. Но даже если с кем-то удается пересечься, стараюсь данной темы не касаться. Люди наверняка получили нагоняй за то, что «воспитали» такого арбитра, как Егоров. Знаю, акция судей, вышедших в майках «Мы вместе», получила большой негативный резонанс в определенных кругах нашего футбола.

— Акция показала, что судейский корпус един?

— Да ничего она не показала! Могу сказать, что нужно было сделать. Чтобы заставить считаться с футбольными арбитрами, людьми крайне неблагодарной профессии, нужно было заявить: «Дайте нам нормальные законы!» Мы живем в правовом государстве и должны знать, за что обязаны отвечать.

В международных футбольных законах прописано: никто не отвечает за количество иностранцев, выходящих на поле, кроме футбольного клуба. Черным по белому! И, напротив, там нет ни слова о том, что за это несет ответственность первый помощник, второй или тем более главный арбитр. А у нас все не так, и это парадоксы нашего футбола. Если между пятым и шестым турами мы решили, по каким законам будут жить команды, то по судьям не определились до сих пор.

Проще всего наказать команду как в случае с «Зенитом», на 500000 рублей, а судейскую бригаду — минимум на 1700000. Откуда эта сумма? Очень просто: Гвардис и мои помощники отработали бы за срок дисквалификации по 6 — 7 матчей. Полагаю, за рубежом все было бы иначе. Согласно регламентирующим документам, клуб получил бы 0:3 — и до свидания! Наши же регламентирующие документы — «плавающие», у «Зенита» были основания побороться за свои права, и петербуржцы этим воспользовались.

— После того матча в Черкизове вы нелицеприятно высказались о Виталии Мутко.

— Мое высказывание наверняка задело его самолюбие. Могу расшифровать свои слова, и тогда, надеюсь, многое станет понятнее. Нельзя руководить спортом — и, в частности, футболом, — как жилищно-коммунальным хозяйством. Когда в Свердловской области сгорает дом престарелых с заваренными на окнах решетками, мы начинаем спешно искать крайнего. Кто виноват, что так произошло? То же самое получается и в нашем футболе. Мы вышли играть, не зная правил, не имея представления, кого наказать за случившееся. Крайними выбрали судей. Но это нонсенс!

Возможно, считать легионеров должен резервный арбитр: ведь его назначают из первого дивизиона, а не из третьей лиги или первенства области. Значит, его квалификация достаточно высока. Или давайте при каждой замене мы — все четверо судей — будем собираться вместе и сверять документы игроков. Чтобы нас потом не наказали.

«Зенит» оштрафовали на 500 тысяч? Накажите и судей — скажем, на 50 процентов гонорара. Это было бы гораздо разумнее. В итоге же получилось, что разрушили бригады Гвардиса и Егорова. Плохо это или хорошо, решайте сами. Мы судим за круг 8 — 10 матчей, а то и 12. Нам доверяют. Так кто же выиграл от такого решения, от того, что теперь эти бригады оказались вне игры? Футбол?

— Если не ошибаемся, арбитры написали письмо в поддержку своих коллег…

— Да, но его проигнорировали. Что, с моей точки зрения, показывает отношение к нам как к людям и к КФА как к организации. Надо бороться за свои права сообща. Пока мы будем разобщены, как растопыренные пальцы, нас по одному поломают. А если соберемся в кулак, нас будет не так-то просто сломать. К судьям можно относиться как угодно, но без них не бывает спорта, не бывает футбола. Их надо уважать и беречь. На сегодняшний день хороших специалистов не так много — не только в России, но и в Европе. Посмотрите, какие немыслимые ошибки сделал арбитр (Эвребе. — Прим. «СЭ») в полуфинале Лиги чемпионов! Бывает, это человеческий фактор…

Повторю: на месте моих дисквалифицированных коллег мог оказаться каждый. Никого не осуждаю, у каждого свое мнение, но все вместе мы, на мой взгляд, поступили не до конца по-мужски. Если бы в тот же день сказали: покажите нам правила, по которым мы должны жить, — все вопросы были бы решены в течение двух часов. И волки были бы сыты, и овцы целы.

— А уместна ли была, по-вашему, в той ситуации коллективная забастовка судей?

— Читайте между строк, я все сказал.

— УЕФА и ФИФА защищают своих арбитров?

— Защищают. Более того, если бы наши судьи обратились в эти организации за помощью, то получили бы ее. Когда я был в Швейцарии, специально интересовался данным вопросом. Там сказали: если бы Гвардис и Ходеев — арбитры ФИФА — написали официальную бумагу, мы бы вступились за них, поправили бы вашу национальную федерацию, рассказали бы, что нужно в такой ситуации делать и в чем РФС не прав. Но ребята не стали так поступать.

— Кто-нибудь из ваших коллег был готов отказаться вслед за вами от работы в премьер-лиге?

— Не знаю.

— Вы человек независимый и обеспеченный. Может, другие арбитры не последовали вашему примеру, поскольку им больше нечем зарабатывать на хлеб?

— Если вы думаете, что меня кризис не коснулся, то ошибаетесь. Задел, как и всех. Но меня как мужика он не тронул. И не коснется никогда.

— Единственный в данной ситуации плюс для вас, наверное, то, что вы получили больше времени на занятия другими делами — Нижегородской академией футбола, например, да и тем же клубом «Нижний Новгород». Так?

— Поверьте, судейство в премьер-лиге не занимает столько времени, сколько в первом дивизионе. В этом смысле я практически ничего не выиграл. Но по отношению людей ко мне приобрел много. Мой поступок оценили, авторитет Егорова-человека, как мне кажется, вырос.

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы у российского судейского корпуса?

— Все будет зависеть от того, кто им будет руководить. И как.

— Сергей Зуев на эту роль не годится?

— Не хочу сказать ничего плохого про Сергея Владимировича. Но он не может повести за собой, такой уж по характеру человек. Если сравнивать его с Левниковым, то Николай Владиславович пожестче. Он мог при необходимости поругать, наорать, завести. Зуев — другой.

— Все время сглаживает углы?

— Нет. У него тоже хватает слов — может, не таких жестких, но доступных. За время его работы я стал относиться к Сергею Владимировичу по-другому, с несколько большим уважением. Но на сегодняшний день его перестал воспринимать Российский футбольный союз: контракт по крайней мере с ним, насколько мне известно, не продлевают. Догадываюсь, из-за каких моментов. Хотя бы из-за тех же маек с надписью «Мы вместе». А на самом-то деле чего мы добились? Ну вышли, ребятам было приятно. Появилась пара статей. И все! А надо было продолжать бороться. Мы же опустили лапы: мол, ладно, посидят до конца круга, ничего страшного. Так нельзя жить!

— В премьер-лигу тянет?

— Конечно. Это такая заразная болезнь. Врать не буду, хочется поработать в элите, побороться за планшетку лучшего арбитра, за вашу «Золотую мантию». Очень хочется. В моем кабинете немало призов, заработанных в качестве судьи. Ради этого и живу. В своем городе и области ко мне относятся с огромным уважением — от мэра, губернатора и видных политиков до простых людей. Во многом из-за того, что прославляю наш край.

— В каком случае вы вернетесь?

— Готов сделать это после истечения срока дисквалификации коллег. Если, конечно, буду нужен.

Опубликовано: «Спорт-Экспресс»  22.06.09.

Расскажите друзьям

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.